Должностные преступления заставляют совершивших их работников испытывать чувство вины и страха? Скорее радостное возбуждение — свидетельствуют исследования

Время чтения: 3 мин.
Должностные преступления заставляют совершивших их работников испытывать чувство вины и страха? Скорее радостное возбуждение - свидетельствуют исследования
Flickr/Bart

Воровство, мошенничество, незаконные схемы, обман — к сожалению, должностные преступления не являются исключительной редкостью. Примеров тому немало: Xerox, Wells Fargo, Countrywide, Parmalat и т.д. Но, должно быть, работники, совершающие их, испытывают муки совести, чувство вины и страх разоблачения? Вовсе нет. Исследования показали, что работники, совершающие должностные преступления испытывают, скорее, радостное возбуждение.

Рабочая группа ученых из нескольких крупных школ бизнеса (Гарвардской, Уортонской, Лондонской и др.) изучили феномен преступлений, совершаемых на рабочем месте. Исследователи хотели выяснить, какие ощущения и чувства порождают должностные преступления в работниках, совершающих их.[1]

Какие чувства испытывают работники, совершающие должностные преступления, и что такое «опьянение обманщика»

Традиционно считается, что должностные преступления заставляют людей испытывать страх, вину и постоянную тревогу. Якобы некоторые преступники годами живут с этим психологическим грузом. И порой даже испытывают облегчение, когда их преступления раскрываются. Хотелось бы, чтобы это было так, но…

Результаты нескольких исследований рабочей группы свидетельствуют о том, что это распространенное мнение не вполне соответствует действительности. Серия экспериментов свидетельствует, что «осознанное неэтичное поведение на рабочем месте не только не вызывает отрицательных эмоций, а даже ведет к возникновению позитивных эмоций». Исследователи назвали этот феномен «опьянением обманщика». Они связывают его с теми же психологическими механизмами, которые заставляют состоятельных людей воровать в магазинах. Осознание преступности такого действия и риск быть пойманным заставляют их испытывать радостное возбуждение и стремиться повторить противоправное действие.[1]

«Феномен опьянения обманщика объясняет, почему должностные преступления — столь распространенное явление. И почему они совершаются, даже когда ставки невелики, а выигрыш от преступления — ничтожен.»

Должностные преступления иногда совершаются не только ради получения материальных выгод. Но и ради психологического вознаграждения. Психологическое вознаграждение, в свою очередь, лежит в основе некоторых зависимостей и вредных привычек. И это ведет к существенным затруднениям в борьбе со злоупотреблениями и преступлениями на рабочем месте.

«Работники, исходя из своего опыта, признают, что неэтичные и незаконные действия дают им не только материальное, но и психологическое вознаграждение. И это сочетание выступает мощнейшим мотиватором для должностных преступлений.»[1]


Далее: Корпоративные злоупотребления имеют культурные предпосылки. Взгляд криминологов на токсичную корпоративную культуру


  1. Ruedy NE, Moore C, Gino F, Schweitzer ME. The Cheater’s High: The Unexpected Affective Benefits of Unethical Behavior. Journal of Personality and Social Psychology, 2013, Vol. 105, No. 4, 531–548.

На главную ИЛИ ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

Насколько ваша работа опасна для психики - тест от эксперта в области психологии труда
Стандарты обслуживания - как потерять миллион и войти в народные предания
Прекрастинация - откуда берутся бездумные ответы и непродуманные планы
Действительно ли Лю Лоранг проиграл Gionee в казино?
Самое лучшее время для работы: время суток, день недели, месяц, сезон. Результаты исследований
Человеческие способности компенсируют недостатки процессов. Процессы не могут компенсировать недостаток способностей. Проблема пустой коробки
Компания Uber и Трэвис Каланик - «Блестящие мерзавцы». Токсичная культура на театральных подмостках
Большой бюджет не заменяет стратегию. Инвестиции Apple в исследования и разработки составляют 15 млрд долларов, а результаты вызывают вопросы
Как извлечь сверхприбыль. Рецепт от компании Mylan, который сделал ее олицетворением корпоративной жадности