Вредная продукция: установка на гедонизм или моральная индульгенция? Кейс Philip Morris

Время чтения: 5 мин.
Вредная продукция, которую производят некоторые компании, такие как Philip Morris представляет собой сложную моральную и этическую проблему.
Flickr/Karoly Czifra

Трудно себе представить, что сотни тысяч людей, работающих в табачных компаниях, совершенно лишены таких ценностей как человеческая жизнь и здоровье. Скорее всего, для отдельно взятого среднего работника эти ценности не являются совсем чуждыми. Тем не менее, вредная продукция, которую они создают, пагубно влияет на здоровье миллионов людей по всему миру.

Поэтому, по всей вероятности, какие-то другие ценности все-таки оказываются важнее. Достаток, стабильность, комфорт, приверженность, возможно даже азарт и исследовательский интерес. Поэтому эти люди соглашаются работать на производителя заведомо вредной для здоровья продукции.

Вредная продукция, которую производят некоторые компании, такие как Philip Morris представляет собой сложную моральную и этическую проблему.
Philip Morris Center for Research and Technology. Flickr/Taber Andrew

Этический аспект — важнейшая часть любого бизнеса. В ситуации же, когда основу бизнеса составляет вредная продукция, вопросы этики и морального выбора приобретают особую актуальность. Грань между стремлением дать своему покупателю то, что он хочет (даже если это вредная продукция) и цинизмом здесь очень тонка.

Может быть вредная продукция создается из любви к своему делу?

Согласно описаниям, приведенным Джимом Коллинзом в книге «От хорошего к великому», большая часть высших менеджеров Philip Morris (с 2003 года Altria Group, Inc.) являются приверженными потребителями продукции своей компании и очень любят свою работу.[i] Вполне возможно, что для них превалирующей ценностью являются не деньги, а получение от жизни чувственных удовольствий (даже ценой ее сокращения). Поэтому в продуктовом портфеле компании не только сигареты, но и другие вредные, но для многих приятные продукты — пиво Miller, сырный продукт Velveeta (67% жира), кофе Maxwell House, шоколад Toblerone и т.п. 
В общем, вредная продукция — профиль компании. Она этим гордится, и ее работники сами готовы потреблять то, что произвели.  

Вредная продукция, которую производят некоторые компании, такие как Philip Morris представляет собой сложную моральную и этическую проблему.
Toblerone. Flickr/Helena Eriksson

В то же время, для другой табачной компании R.J. Reynolds (наиболее известные бренды — Camel, Kent, Pall Mall), с которой Коллинз в своей книге сравнивает Philip Morris, явно доминирующей ценностью являлись деньги. Когда в США началась антитабачная кампания, фирма R.J. Reynolds попыталась диверсифицировать свой портфель, чтобы уйти от табачного производства.[i] 

Возникает вопрос морально-этического характера. Которая из компаний поступает лучше с позиций этики и морали? Та, вредная продукция которой создана с любовью и приверженностью? Или та, которая цинично зарабатывает деньги на человеческих слабостях, нанося при этом вред потребителям?

Ценности организации ≠ сумма ценностей ее людей

Какими бы ни были главные ценности табачных компаний, очевидно, что они подавляют вполне естественные для современного цивилизованного человека ценности жизни и здоровья. Вредная продукция остается вредной продукцией, независимо от того, каковы мотивы ее производителя.

Вредная продукция, которую производят некоторые компании, такие как Philip Morris представляет собой сложную моральную и этическую проблему.
Velveeta. Flickr/Mike Mozart

Механизмом, облегчающим такое подавление является своеобразная психологическая «индульгенция», которую организация дает работнику. То, что человек делает на работе, он делает не от собственного лица. Он делает это от лица компании. И даже если ему приходится делать нечто, идущее вразрез с какими-либо его моральными установками, ему легко оправдать себя в собственных глазах. Ведь он делает это в свое рабочее время, принадлежащее организации. А значит может или даже должен руководствоваться коллективными ценностями, а не своими собственными.


Дополнительно: Как отсутствие процедур привело к гибели 11 человек и крупнейшей морской экологической катастрофе


[i] Collins J. From good to great. Why some companies make the leap… and others don‘t. New York. Random house business books. 2001. 109-110.

На главную ИЛИ ЧИТАТЬ ЕЩЕ:

Корпоративный синдром Мюнхгаузена. Когда работники создают проблемы, чтобы их решать
Откуда берется креативность. МРТ при приеме на работу позволит выявить самых творческих кандидатов
Рэй Далио объясняет, что общего у Илона Маска и Билла Гейтса, а также некоторых других бизнес-лидеров
Как не отвлекаться на социальные сети и новостные сайты. Результаты исследований
2018 год не был безоблачным для Google. 6 серьезных проблем, с которыми пришлось столкнуться компании в уходящем году
Корпоративные герои - вдохновляют ли работников рассказы о них
Корпоративные злоупотребления имеют культурные предпосылки. Взгляд криминологов на токсичную корпоративную культуру
Коллективизм и индивидуализм в современной организации. Откуда в компаниях с большими зарплатами высокая текучесть кадров?
Субъективное самочувствие на рабочем месте. Что для людей важнее всего, чтобы хорошо себя чувствовать на работе?